Иркутско-пинская дивизия: формирование, военные действия в чехословакии, отзывы

Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы

Боевое знамя дивизии хранится в музее.

История длиною в целый век… Сотни важных исторических событий, сотни тысяч человеческих судеб уместятся в этот временной промежуток, который мы называем столетием.

Именно оно завершается 11 ноября для одного из самых прославленных воинских соединений — 30-й гвардейской мотострелковой Иркутско-Пинской орденов Ленина, Октябрьской Революции, трижды Краснознаменной, ордена Суворова II степени дивизии имени Верховного Совета РСФСР, ветераны и преемники которой 11 ноября отметят 100-летие со дня ее создания.

Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы

Официальной датой формирования соединения считается 11 ноября 1918 года, когда приказом по войскам 3-й армии Восточного фронта № 048 4-я Уральская стрелковая дивизия была переименована в 30-ю стрелковую. Командовал ею в то время знаменитый начдив Василий Блюхер.

Дивизия участвовала в боях против чехословацкого корпуса и белогвардейцев на Пермском направлении, громила войска Колчака и Врангеля. По ходатайству трудящихся приказом  Реввоенсовета Республики от 13 декабря 1920 года дивизии было присвоено почетное наименование Иркутской.

За годы Гражданской войны Боевое Знамя соединения увенчали три ордена Красного Знамени.

«Жемчужиной Красной Армии» образно называл эту дивизию Михаил Фрунзе.

Что он имел в виду? Как в раковине-жемчужине рождается ее сокровище – жемчуг, так и в рядах этой дивизии родилась, обрела крылья и отправилась в самостоятельный полет целая плеяда выдающихся красных командиров.

Людей этих так много, что этим дивизия просто уникальна. Ни одна другая не может с ней сравняться. Так что прав был Фрунзе: жемчужина. Жемчужина Красной Армии…», — писал Л. Богданов в книге «В пламени и славе».

В 1934 году, вручая соединению орден Ленина, председатель ЦИК Михаил Калинин подчеркнул, что это «дивизия, преодолевшая все фронты и опасности, старейшая в республике, рабоче-крестьянской кровью спаяна, непобедимая никакими вражескими силами…».

Справедливость этой оценки не раз подтверждена была и в годы Великой Отечественной войны.

Чего, например, только стоят слова немецкого генерала Хейнциуса, который  писал: «Адская артиллерия и похожие на дьяволов солдаты четырежды награжденной орденами дивизии непреоборимы».

Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы

Александр Нецеля (слева) — один из создателей музея.

30-я дивизия освобождала  Таманский полуостров, Белоруссию, Восточную Пруссию, Польшу,  штурмовала Берлин.  День Победы встретила на подступах к Праге. За годы войны она стала гвардейской, была награждена орденом Суворова II степени, получила наименование Пинской. 25 ее воинов удостоились звания Героя Советского Союза.

Каждый, кому выпала судь-ба служить в этой дивизии, понимали, что это соединение с удивительной историей, традициями, которые передаются от поколения  поколению.

— Я служил в дивизии в те годы, когда она входила в состав Центральной группы войск и дислоцировалась в Чехословакии,— рассказывает ветеран дивизии, председатель районной организации ОО «Белорусский союз офицеров» Александр Дашкевич. — Ее части стояли гарнизонами по всей Словакии.

  В 1977 году мы первыми в ЦГВ получили зенитно-ракетный комплекс «Оса» и выполняли боевые стрельбы. А в 1979 году первыми стреляли по крылатым ракетам типа «Томагавк». Полк наш получил оценку «отлично», а ряд офицеров были удостоены в мирное время боевых наград.

Я также был награжден медалью «За боевые заслуги». Дивизия считалась одной из лучших не только в ЦГВ, но и в советских Вооруженных Силах.

Не случайно поэтому наш командир гвардии генерал-майор Федор Кузьмин от имени Вооруженных Сил СССР 23 февраля 1981 года приветствовал делегатов XXVI съезда КПСС. Это было  почетно и показательно.

Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы

Командир 30-й БХВТ Валерий Кобылко, военный комиссар Александр Казак.

В 1991 году  30-я дивизия выведена из Чехословакии в Белоруссию. Местом дислокации ее главных сил стала Марьина Горка. Это было непростое время развала единой страны. Дивизия в 1992 году вошла в состав Вооруженных Сил Республики Беларусь.

В эти годы служить в дивизии довелось Александру Нецеле, который потом приложит немало усилий для создания музейной экспозиции о дивизии.

— Несмотря на трудности, мы служили в замечательное, насыщенное знаменательными событиями время.

Интенсивная боевая подготовка, учения, полевые выходы и боевые стрельбы, бьющая ключом общественная жизнь… Определяющая  роль в этом принадлежала руководству соединения и воинских частей.

Разве могло быть иначе, если тогда дивизией командовали имевшие боевой опыт в Афганистане Герой Советского Союза гвардии полковник (позже — генерал-майор) Юрий Кузнецов, Герой Советского Союза гвардии полковник (позже — генерал-майор) Владимир Неверов? Мне действительно довелось служить с настоящими офицерами, которые были не только профессионалами, но и замечательными людьми. Именно поэтому, когда мне предложили оказать помощь в разработке концепции и создании Музея боевой славы Пуховичского гарнизона, я согласился и все, что от меня зависело, сделал.

Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы

Александр Дашкевич.

Инициатива ветеранов дивизии и председателя «БСО» Александра Дашкевича была поддержана командованием Вооруженных Сил Беларуси. При активном участии военного комиссара Пуховичского РВК Александра Казака, председателя районной организации воинов-интернационалистов Виктора Болдырева и, конечно, всех неравнодушных ветеранов дивизии,  собрана коллекция очень интересных экспонатов.

Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы

Командир дивизии полковник Юрий Кузнецов (1987 год).

В экспозиции музея имеются подлинные документы, фотографии, фрагменты оружия и боеприпасов, снаряжения, формы одежды, личные вещи офицеров и генералов, проходивших службу в этих соединениях, представлена коллекция макетов оружия, наглядно показаны образцы боевой техники в виде моделей-копий.

Особую ценность представляет подлинное Боевое Знамя (без орденов) 30-й гвардейской дивизии.

Среди  экспонатов музея   есть вещи, документы и фото бывших командиров 30-й дивизии и (после реформирования в 1995 году) 30-й базы хранения вооружений и техники. Последним ее командиром был Валерий Кобылко. Он хорошо помнит, как проходило расформирование части.

— Мы сделали все возможное, чтобы вся имеющаяся техника была передана в установленные сроки в другие воинские части республики, — рассказывает Валерий Владимирович. — Понятно, что решение о расформировании не обсуждалось. Мы выполняли приказ.

Но, если честно, настроение наше было не самым хорошим, потому что мы наблюдали закат легендарной истории легендарной воинской части. «Жемчужина Красной Армии» именно при нас  в 2005 году прекратила свое существование как общевойсковое соединение.

Забвение, конечно, не наступило. Наименование дивизии, Боевое Знамя и награды были переданы  30-му гвардейскому отдельному механизированному батальону 19-й гвардейской отдельной   Николаевско-Будапештской Краснознаменной ордена Суворова II степени механизированной бригады Вооруженных Сил Республики Беларусь.

Да, нет больше этой славной дивизии. Бывшие однополчане живут сегодня в разных странах. Но время все равно не в силах заставить забыть ту историю, которую сделали люди, служившие в легендарном воинском соединении. И 11 ноября, в день рождения дивизии, мы вновь вспомним о них…

Елена  ШАНТЫКО.

Источник: http://www.gorka.by/?p=46654

Герой из легендарной Иркутско-Пинской гвардейской дивизии (Вячеслав Чешский)

  • Снайпер 4-й стрелковой роты 166-го гвардейского стрелкового полка 55-я гвардейская Иркутско-Пинская стрелковая дивизия, 20-й стрелковый корпус, 28-я армия, 3-й Белорусский фронт, гвардии ефрейтор
  • Дмитрий Григорьевич Сергиенков,
  • родился 22 августа 1926 года в деревне Мохначёвка, ныне Монастырщинского района Смоленской области.

Окончил Люблинскую семилетнюю школу. Работал в колхозе.

С 22 октября 1944 года в рядах Красной Армии.

Проходил службу Дмитрий Григорьевич в учебной отдельной бригаде Уральского военного округа, окончил школу снайперов.

Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы

  1. С 22 октября 1944 года — в действующей армии, воевал на 3-м Белорусском фронте.
  2. Приказом № 118/н от 15 декабря 1944 года по 55-й Гвардейской стрелковой дивизии был награждён орденом Славы lll-й степени (за какие конкретно заслуги, информации пока нет).
  3. Был ранен 28 января 1945 года.
  4. Снайпер 4-й стрелковой роты 166-го гвардейского стрелкового полка 55-я гвардейская стрелковая дивизия, 20-й стрелковый корпус, 28-я Армия, 3-й Белорусский фронт гвардии ефрейтор Дмитрий Григорьевич Сергиенков проявил себя умелым бойцом, отважно действовал в боевых операциях при освобождении Восточной Пруссии.
  5. Снайперским огнём в период с 15 декабря 1944 года по 20 февраля 1945 года Дмитрий Григорьевич уничтожил не менее тридцати восьми гитлеровцев.
  6. Был представлен к званию Героя Советского Союза, но тогда не получил его.
  7. Приказом № 12/н от 13 марта 1945 года по войскам 28-й Армии был награждён орденом Красного Знамени.
  8. В апреле — мае 1945 года Дмитрий Григорьевич принимал участие в Берлинской наступательной операции, где автоматным огнём и гранатами уничтожил более двадцати солдат и офицеров противника.
  9. Всего за неполные семь месяцев пребывания на фронте снайпер, гвардии ефрейтор Дмитрий Григорьевич Сергиенков истребил не менее семдесят пять гитлеровцев (эта цифра включает общий, а не только снайперский счёт), гранатами подбил четыре танка и уничтожил шесть пулемётных точек, участвовал в восьмидесяти четырёх атаках и в восьми рукопашных схватках.
  10. За эти подвиги вновь представлен к высшей награде страны.
  11. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года за «образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецкими захватчиками» гвардии ефрейтор  
  12. Дмитрий Григорьевич Сергиенков
  13. был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»
  14. После Победы продолжил службу в Советской Армии, стал помощником командира взвода стрелкового полка.
  15. В 1948 году окончил Ярославское интендантское училище.
  16. С марта 1948 года — помощник начальника продовольственного снабжения Тульского суворовского военного училища.
  17. С июня 1951 года — начальник продовольственного снабжения офицерского дома отдыха «Остер» в Киевском военном округе.
  18. С мая 1952 года — начальник продовольственного снабжения школы подготовки сержантского состава артиллерийской дивизии того же округа.
  19. В 1957 году окончил Военную академию тыла и транспорта, с ноября 1957 года — начальник продовольственного снабжения артиллерийской дивизии Московского военного округа.
  20. С августа 1960 года Дмитрий Григорьевич Сергиенков проходил службу в Ракетных Войсках Стратегического Назначения:
  21. помощник начальника тыла Козельской ракетной дивизии,
  22. с мая 1961 года — начальник организационно-планового отделения штаба тыла дивизии,
  23. с июля 1962 года — инспектор оргпланового отдела штаба тыла Владимирского отдельного ракетного корпуса,
  24. с июня 1964 года — заместитель командира по тылу и начальник тыла ракетного полка в Костромской ракетной дивизии.
  25. С 1969 года гвардии подполковник Дмитрий Григорьевич Сергиенков — в запасе.

Жил в Смоленске. Работал директором торгового объединения в Смоленске, затем начальником гражданской обороны Смоленского завода радиодеталей.

Умер Дмитрий Григорьевич 7 сентября 2003 года и был похоронен на кладбище посёлка Монастырщина Смоленской области.

Был награждён Дмитрий Григорьевич Сергиенков:

Орденом Ленина (27.06.1945 г.),

Орденом Красного Знамени (13.03.1945 г.),

Орденом Отечественной войны l-й степени (11.03.1985),

Орденом Солдатской Славы lll-й степени (15.12.1944 г.);

медалями.

Имя Героя носила пионерская дружина в Монастырщинской средней школе Смоленской области. Памятный знак в честь Героя был установлен в посёлке Монастырщина Смоленской области.

  • *     *     *
  • Из материалов наградных листов Дмитрия Григорьевича Сергиенкова:
  • ​​​​​​Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы
  • Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы
  •                Цитата из наградного листа:

«В боях при форсировании реки Алле 28 января 1945 года тов. Сергиенков со своим отделением скрытно подошел к ДОТу противника, откуда противник вёл пулемётный огонь и не давал возможности продвижению батальона вперёд.

Ввиду сильного огня отделение залегло, но тов. Сергиенков, рискуя жизнью, взял с собой гвардии красноармейца Матюхина и пополз к вражескому ДОТу. Противник заметил подползающих храбрецов и стал забрасывать их гранатами. В это время тов. Матюхин был убит, а тов.

Сергиенков ранен и контужен.

Тов. Сергиенков на поле боя лежал без сознания, его заносило снегом, так как была сильная метель. Противник принял лежащих храбрецов убитыми. Спустя 15-20 минут тов. Сергиенков пришёл в чувства и один пошел на выполнение поставленной боевой задачи.

Воспользовавшись метелью, тов.

Сергиенков подполз к ДОТу и в дверь ДОТа бросил 2 гранаты, а 1 гранату бросил в амбразуру, уничтожив весь гарнизон ДОТа, чем дал возможность батальону форсировать реку Алле и захватить плацдарм на западном берегу. После форсирования реки Алле тов.Сергиенкову было предложено уйти в санчасть, но тов.Сергиенков отказался и продолжал оставаться в строю.

После форсирования реки Алле, противник сосредоточил силы и пошёл в контратаку с целью сбросить батальон в реку, тов.Сергиенков первым поднял своё отделение и повёл своё отделение на контратакующего противника.

Читайте также:  Фз 306 о денежном довольствии военнослужащих: что собой представляет, изменения и нововведения

В этом бою тов.Сергиенков своим мужеством и героизмом воодушевил бойцов своего отделения на подвиги в деле разгрома немецких захватчиков. В этом бою тов. Сергиенков огнём из винтовки и грантами уничтожил 12 гитлеровцев».

Вместе с Сергиенковым к ДОТу пополз его земляк и ровесник – стрелок 2-го стрелкового батальона 166-го гвардейского стрелкового полка 55-ой гвардейской стрелковой дивизии гвардии красноармеец Матюхин Фёдор Константинович, 1926 года рождения.

На воинскую службу был призван 22 марта 1944 года Барятинским РВК Смоленской области. За свой подвиг посмертно был награждён орденом Отечественной войны II степени.

Источник: https://AfterShock.news/?q=node/781943

Гребенников В.В. «Мне выпала честь»

Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы

  • Генерал-майор в отставке Гребенников Виктор Владимирович, с 19 августа 1986 по 27 августа 1988 гг. командир 168-го гвардейского Гумбинненского Краснознаменного полка Иркутско-Пинской дивизии:
  • МНЕ ВЫПАЛА ЧЕСТЬ

Мне выпала честь служить в прославленной Иркутско-Пинской дивизии с августа 1984 года по август 1988 года после окончания в 1984 году Военной академии имени М.В. Фрунзе. С начала два года в должности заместителя командира 166-го гвардейского мотострелкового Краснознаменного полка, а с 19 августа 1986 года – на должности командира 168-го гвардейского мотострелкового Гумбинненского Краснознаменного полка. В эти пять лет соединением командовали Виктор Германович Казанцев, Юрий Викторович Кузнецов и Владимир Лаврентьевич Неверов.

Приняв в августе 1986 года далеко неблагополучный, находящийся в отстающих коллектив 168-го полка, мне пришлось всю свою и подчиненных деятельность организовывать в строгом соответствии с требованиями уставов и руководящих документов, опираться на партийную комсомольские организации, актив части. Приоритет был отдан организации боевой подготовки, укреплению дисциплины, службе войск и, естественно, без чего достичь высоких результатов не удастся, внимательному и заботливом отношению к военнослужащим, к вопросам их прохождения службы, тыловому обеспечению.

Изучая исторический формуляр полка, я узнал его героический бой путь.

За успешное ведение боевых действий по освобождению города Ростова-на-Дону от немецко-фашистских захватчиков 27 марта 1942 года полк, носящий тогда наименование 256-й стрелковый, Указом Президиума Верховного Совета СССР был награжден орденом Красного Знамени.

За героические действия по овладению городом Гумбиннен в Восточной Пруссии в январе1945 году полк удостоен почетное наименование «Гумбинненский». В списки личного состава 1 роты навечно был зачислен гвардии рядовой Роман Сергей Демьянович, повторивший на земле Белоруссии подвиг Александра Матросова.

Также в полку совершили подвиги и были удостоены высокого звания Героя Советского Союза: гвардии полковник Сафонов Георгий Александрович – командир полка, когда он назывался 256-го стрелковым (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1942 года) и гвардии лейтенант Ахмедов Джамил Мамед оглы (Указ от 24 марта 1945 года); полным кавалером ордена Славы стал гвардии старший сержант Волосатов Анатолий Анисимович. Кучерявый Герасим Евсеевич и Кириченко Александр Поликарпович стали Героями Советского Союза в то время, когда 168-й гвардейский мотострелковый полк носил наименование 256-й стрелковый полк.

Боевые заслуги части обязывали меня с большой ответственностью и результативностью служить в должности командира полка.

24 августа комдив 30-й МСД гвардии полковник Ю.В. Кузнецов представил меня личному составу. Полк планово завершал подготовку к выходу в дивизионный учебный центр для проведения полковых тактических учений без боевой стрельбы, который должен был проводить комдив. Принимая решение и докладывая его Кузнецову, приходилось доказывать его целесообразность.

Это было не просто. Юрий Викторович служил в Афганистане в должности командира гвардейского парашютно-десантного полка, заслужил там звание Героя Советского Союза. Провел больше семидесяти операций с наименьшими среди подобных частей потерями. Это не везение, не удача, а самое настоящее командирское мастерство.

Он нас, командиров частей, заботливо учил, мы повторяли некоторые действия до тех пор, пока не достигали нужного результата. Мне в дальнейшем это очень помогло.

Была видна работа штаба полка, начальников родов войск и служб, офицеров-политработников в полевых условиях, что дало мне возможность быстрее познакомиться с личным составом, увидеть его практические действия в полевых условиях.

План тех полковых тактических учений был выполнен, мы получили хорошую оценку. Но было много и недостатков, которые необходимо было устранить. Мне, как командиру части, понравилось, что равнодушных подчиненных было немного.

По возвращении в Ружемберок было много работы по мобилизации офицерского состава, прапорщиков и солдат на выполнение задач по поставке техники на хранение, на соблюдении при этом мер безопасности.

Проверку за 1986 год часть в целом выдержала. Но первым моим полнокровным годом в качестве командира полка стал новый, 1987 год. Запомнилась проходящая с 24 февраля по 4 марта работа в части комиссии командующего Центральной Группой Войск.

Командующий ЦГВ генерал- полковник Ермаков Виктор Федорович, проводя разбор, наряду с недостатками, отметил и движение в лучшую сторону. Полку была оказана помощь в замене стрелкового вооружения на новое, в обеспечении мебелью. Это позволило улучшить качество огневой подготовки и быта личного состава.

Напряженная боевая учеба шла и днем, и ночью, проводились учения мотострелковых батальонов с боевой стрельбой, полевые выходы артиллерии и спецподразделений полка. Офицеры неустанно повышали свое мастерство, первыми выполняли упражнения по стрельбе и первыми садились за рычаги управления боевыми машинами.

И все для того, чтобы, согласно требований Командующего, во всем быть образцом для своих подчиненных.

В летний период обучения 1987 года 168-й полк привлекался на дивизионные командно-штабные учения. Все прошло хорошо, без нарушений мер безопасности. Полк стал уже не тем, что был год назад, хотя нерешенные вопросы еще оставались. Над ними и продолжилась работа, но уже при новом командире дивизии.

В августе 1987 года по окончании дивизионного КШУ на учебном центре «Либава» гвардии генерал-майор Юрий Кузнецов убыл на учебу в Академию Генерального штаба.

28 августа 1987 года в расположении танкового полка в Оремов Лазе командирам частей был представлен вновь назначенный командир Иркутско-Пинской дивизии Герой Советского Союза полковник Неверов Владимир Лаврентьевич, только что окончивший АГШ.

Для нас, командиров полков, начался новый этап службы. От вновь назначенного комдива мы, естественно, ожидали чего-то нового, пока нам не известного. Полковник В.Л. Неверов, как и его предшественник Ю.В. Кузнецов, имел боевой опыт, успешно командовал мотострелковым полком в Афганистане, участвовал в более чем ста пятидесяти боевых схватках с противником.

Он был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением Золотой Звезды и ордена Ленина. Мы сразу поняли, что Владимира Лаврентьевича отличают профессиональная незаурядность, творческий подход к делу, строжайшая самодисциплина. Эти качества всегда отличали мастера от подмастерья в любой профессии, тем более военной. Я готовился к серьезной работе.

Последующий период совместной службы мои размышления полностью подтвердили.

30-й дивизии исторически везло на командиров соединения. Они все уделяли самое пристальное внимание организации боевой подготовки.

Я до сих пор помню, как под непосредственным контролем со стороны командира соединения гвардии генерал-майора Казанцева Виктора Германовича мне пришлось в должности заместителя командира 166 гвардейского мотострелкового Краснознаменного полка готовить показные ротные тактические учения на сборах с командирами подразделений соединения.

Все требования, в том числе достичь высокой скорости выдвижения усиленной роты, были выполнены, хотя местность была сложная, горно-лесистая. Маршруты выдвижения взводов были по протяженности разные. Учения прошли интересно и на высоком методическом уровне.

На одном из первых совещаний с командирами частей, их заместителями в октябре 1987 года командир дивизии гвардии полковник В.Л.

Неверов обратил самое серьезное внимание на то, что вся деятельность командира и политработника части должна быть подчинена организации боевой подготовки и достижении ее высоких результатов. «Только умный побеждает в бою, — говорил он нам.

— Тот, кто умеет предвидеть развитие событий, прогнозировать их, заглядывать вперед – выиграет, того ждет успех». Но и предупреждал: переоценишь себя, понадеешься на авось, поторопишься, не учтешь мелочи – ничего тебя не спасет.

Ни современная мощная техника, ни стойкость и мужество подчиненных, ни кажущееся превосходство сил. Такая самонадеятельность приводит к поражению, к гибели невинных людей, горю родителей, родственников и друзей. «Горьким будет тогда такой командирский хлеб, — повторял Неверов.

Мне понравился командир. Чувствовалось из сказанного, что он волевой, принципиальный и не равнодушный человек. Открытое и располагающее лицо, от которого веет уверенностью, убежденностью и силой. Равнодушных не любит.

Во второе воскресенье сентября 1987 года около 11 часов Неверов прибыл в мой полк. Личный состав был занят по плану выходного дня. Проводились спортивные состязания и другие мероприятия.

Представил комдиву своих заместителей, в дальнейшем провел по расположению подразделений и в парк боевой техники. Комдив обратил внимание на маршруты выхода по боевой тревоге. Потом поехали на войсковое стрельбище, огневой городок, тактическое поле, автодром.

Вернувшись в часть, Владимир Лаврентьевич пошел в солдатскую столовую. Начальник тыла доложил об организации питания и хранении продуктов на складе.

— Все неплохо, — сказал Неверов, — но пора решить вопрос питания с использованием поточной линии по системе самообслуживания». Эту задачу мы выполнили к апрелю 1988 года.

После обеда на прощание полковник В.Л. Неверов сказал, что основу успеха составляет поддержание порядка и всего войскового уклада жизни. В целом он остался доволен.

Итоговую проверку за 1987 год полк сдал хорошо. В первый день нового учебного года, 1 декабря, полку вручили переходящее Красное Знамя Военного Совета Центральной группы войск за первое место среди мотострелковых полков. Вскоре, в феврале 1988 года нам предстояли учения с боевой стрельбой на учебном центре «Либава» (Чехия).

В соответствии с планом подготовке к ним, в январе подразделения части были выведены для занятий на дивизионный учебный центр. Полк жил в полевых условиях почти месяц.

Личный состав выполнял упражнения учебных стрельб, водил технику, совершенствовал свои навыки в тактических действиях на местности в наступлении и обороне в составе подразделений.

Особое внимание уделялось подготовке вновь прибывшего молодого пополнения, а оно составляло четверть личного состава полка.

Контроль над подготовкой полка к учениям осуществлял и командир дивизии. Он систематически присутствовал на занятиях в танковом батальоне и у артиллеристов части. Вникал, помогал правильно и творчески их проводить. Прямолинейность и шаблон возмущали его. Владимир Лаврентьевич говорил: «День службы и день на службе – это разные понятия для творчески думающих командиров».

За время нахождения части на дивизионном учебном центре специалисты тыла хозяйственного взвода в комбинате бытового обслуживания изготовили на весь личный состав полка белые маскировочные халаты. Накануне начала учений в Чехии они были выданы каждому военнослужащему.

Полк совершил марш комбинированным способом и 10 февраля сосредоточился на Либаве. Решая задачу мобилизации личного состава на предстоящие действия, приоритет отдавался на постоянной работе в подразделениях части. Руководитель учений полковник В.Л.

Неверов, узнав, что у танкистов состоится партийное собрание, решил заехать к ним, пообщаться с людьми, почувствовать настрой коллектива. Коммунисты заверили, что будут биться только за хороший результат. Выступил и Неверов.

Кратко рассказал о предстоящих действиях, поблагодарил за уже проделанную работу. А затем совершенно неожиданно объявил, что сегодня у комбата праздник: зачитал приказ Главкома Войск Западного Направления о присвоении ему воинского звания «майор» и вручил погоны.

Конечно, это добавило положительных эмоций, и танкисты в дальнейшем не подвели.

В соответствии с принятым решением подразделения полка перешли в атаку, выполнили задачи по уничтожению противника и отражению контратаки противника. После этого, по опыту прошлых учений, мы ждали команды «отбой».

Погода начала портиться, пошел мокрый снег, начало холодать, сгущались сумерки. Мы уже предвкушали близкий отдых, но не тут-то было.

Комдив поставил новую задачу! Быть в готовности к отражению атаки противника с утра следующего дня!

Немедленно было принято решение, доложено Неверову, он его утвердил. Командиры подразделений приступили к организации обороны. Утром был новый учебный бой. По решению комдива, я был «тяжело ранен», в должность командира полка вступил мой заместитель. Задача была выполнена, этап учений закончился.

В Ружемберок мы вернулись 20 февраля. Результаты полковых учений были признаны хорошими! Не менее успешно мы сдали уже весной проверку комиссии войск Западного Направления.

Читайте также:  Как узнать, где служит призывник (куда его призвали в армию) в москве и других городах

27 августа 1988 года я был назначен на должность начальника штаба другого соединения Центральной Группы Войск  — 18-й гвардейской мотострелковой Инстербургской, Краснознаменной, ордена Суворова I степени дивизии.

В последствие мне пришлось служить в Калининградской области в 1-й гвардейской мотострелковой Пролетарской, Московско-Минской, орденов Ленина, Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова дивизии. И всегда я с благодарностью вспоминал и использовал опыт, приобретенный в 30-й Иркутско-Пинской дивизии.

Да и когда в 1991 году возглавил и в течение 13 лет руководил военным комиссариатом Калининградской области не забывал, что именно 30-я брала в апреле 1945 году оплот прусской военщины – город Кенигсберг, ныне – Калининград.

2014 г.

Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы

Статья предоставлена Ответственным секретарём Московского Совета ветеранов Иркутско-Пинской дивизии полковником запаса Князьковым Сергеем Анатольевичем.

На фото: знамённая группа 168-го гвардейского Гумбиненского, Краснознамённого полка 30-й гвардейской Иркутско-Пинской дивизии. Сергей Анатольевич служил в ней корреспондентом дивизионной газеты в 1980-1985 гг., когда дивизия размещалась в Чехословацкой Социалистической Республике в составе советской Центральной группы войск.

Иркутско-Пинская дивизия: формирование, военные действия в Чехословакии, отзывы

Источник: https://rus-towns.ru/tag/irkutsko-pinskaya-diviziya/

Август 1968 года в Чехословакии — личные впечатления сибиряка

Геннадий Гладышев в августе 1968 года

С молодежью города Оремов Лаз, 1969 г.

Гвардии старший сержант Владимир Батов с чешским мальчиком. Как сложились их судьбы?..

Т-62 на улицах Праги

Геннадий Гладышев — сорок лет спустя

Вввод советских войск в Чехословакию был неизбежен — СССР не мог позволить развалить Варшавский договор, являвшийся на тот момент, и это надо признать со всей очевидностью, гарантом пусть и относительной, но стабильности в Европе.

В АВГУСТЕ 1968-го

Пятого июля 1968 года, в два часа шесть минут утра, наш 30-й гвардейский танковый полк Иркутско-Пинской дивизии был поднят по тревоге и вошел в район сосредоточения под Гродно, а вскоре уже грузился на железнодорожные платформы. Отметив то, что старшины не оставили в каптерках ничего, включая парадную форму, понял, что уезжаем надолго.

На определенные мысли наводил и тот факт, что командирам танков, наводчикам и механикам-водителям выдали пистолеты с запасными обоймами, что заряжающие получили автоматы с комплектом магазинов…Куда едем? Этот вопрос задавали себе все. А мимо уже мелькали Сарны, Ровно, Львов, и вот уже наш батальон расположился на стерне сжатого поля где-то под Ужгородом…

Закарпатье! Я знал о недавно прошедших командно-штабных учениях войск стран-участниц Варшавского договора на территории Чехословакии.

Знал также, из советских газет,  и о тревожных  событиях в этой стране – об идеологической коррозии в верхушке КПЧ (нам на политзанятиях говорили о том что «Моссад» усиленно внедряет туда своих агентов), о подпольных радиостанциях и складах с оружием, об ослаблении силовых структур, о попытках реванша судетских немцев, о «Леопардах» на границе  ФРГ и Чехословакии, и даже читал материалы пленумов ЦК КПЧ. Поэтому для себя решил – это будет Чехословакия… Вскоре нам объявили об этом официально.К началу августа огневая мощь полка увеличилась многократно: танкисты получили «приданное» – дивизион тактических ракет и отдельный танковый батальон, оснащенный новейшими по тому времени Т-62. Кроме того, нас сопровождало саперное подразделение – понтонёры. Часа в три утра, в ночь с 20 на 21 августа, мы выскочили из палаток – откуда-то сверху доносился мощный слитный гул. Самолеты военно-транспортной авиации шли к границе. …Перед строем полка вынесли знамя – в свете танкового прожектора блеснуло золото орденов. Подполковник Столбов, замполит полка, не без труда разыскавший меня в предрассветных сумерках, и попросивший выступить на коротком митинге, мягко подтолкнул меня: «Давай!»… Часам к 10 утра, царапая траками брусчатку ужгородских улиц, полк выполз из города. Двигались по-походному: командиры танков столбиками стояли в открытых люках, головы механиков-водителей кочанами торчали над поверхностью броневого корпуса. Переговоры по радио были запрещены.Над пограничным переходом станции Чоп ветерок раскачивал растяжку: «С Советским Союзом – на вечные времена!». Головной танк приостановился, и чешские пограничники, тронув кончиками пальцев козырьки фуражек, открыли шлагбаум. Ощущение того, что мы уже не дома, пришло с увиденными дорожными знаками. Ребят возмутил – и сразу – один из них с надписью «Pozor!». Позже нам объяснили, что  на языке родных осин это слово означает «Внимание!».Уже от границы, а потом и везде, где шла наша колонна, нас сопровождали цыганские ребятишки. Они, не боясь попасть под гусеницы танков, выбегали на проезжую часть и знаками показывали: «Курить! Бросьте сигареты!» Мы бросали им свои «Гуцульские», получившие у нас название «Нищий в горах», и ребятишки, донельзя довольные, ловко кидали к нам в люки яблоки. Это был своеобразный военно-дорожный бартер.Начало нашего входа в Чехословакию не предвещало ничего дурного. Немногочисленные группы взрослых были настроены дружелюбно, как к союзникам, и приветствовали нас улыбками. Но это было сельское население, а уже в первом крупном городе – Михайловце – мы ощутили ненависть толпы. Сотни людей, запрудивших улицы, крики и поднятые кулаки, плакаты и транспаранты с антисоветскими лозунгами – все приводило к мысли о хорошо организованном выражении протеста. Тридцать восемь лет назад мы не знали многого. И поэтому искренне возмущались проявлением ничем, на наш взгляд, не мотивированной  ненависти к нам. И «обстрел» помидорами или камнями не обескураживал нас так сильно, как какой-нибудь плакат типа: «В 1945 году – освободители, в 1968-м – оккупанты!».Наконец колонна выбралась за городскую черту. Танки, «пришпоренные» водителями, пошли на предельной скорости. Сбитые столбы и поваленные деревья, сброшенные в кювет машины – все это не принималось в расчет: полк должен был выполнить приказ – взять и блокировать областной центр Прешов…У границы города батальон остановила толпа горожан. Танки сползли на обочину, комбат распорядился осмотреть машины, помыться и ждать дальнейших распоряжений. Между тем, горожане, видя, что мы занялись своим делом, стали группами подходить к нам и завязывать разговор:- Зачем пришли?- Помочь в тяжелое для вас время!- Нам и без вас хорошо. Уходите домой!- Вы что, не знаете о попытке контрреволюционного переворота? Вы хотите потерять свободу?- Дубчек и Свобода – вот наша свобода! А вы – оккупанты, вы повторяете Мюнхен! Вы дали нам свободу в 45-м, а теперь ее отнимаете!- Наверное, немецкие «Леопарды» вам милее, чем русские танки?…- Лучше умереть стоя, чем жить на коленях!Последнюю фразу с неуместной патетикой произнес мужчина лет тридцати, представившийся учителем русского языка местной школы. Мне стало смешно, когда он меня, рядового танкиста, назвал «переодетым политкомиссаром». Так мы и не поладили. Зато нашли общую точку зрения с моей сверстницей, словацкой девушкой Евой Риговой. Она сказала, что ее дед когда-то побывал в русском плену и навсегда сохранил теплые чувства к России. Ева вписала в мою записную книжку свой домашний адрес, а я, сняв с гимнастерки, подарил ей свой комсомольский значок. Увидев, что местные жилкомхозовские работяги не справляются с установкой поваленных нами столбов, комбат велел нашему экипажу оказать помощь, и вскоре, при помощи танка, столбы и порядок были восстановлены, а рабочие все зазывали отметить благополучное окончание работы, выразительно щелкая пальцами по шее…В середине дня на шоссе началось какое-то движение. Сначала мелкими группами, затем побольше, жители собирались на шоссе, чего-то ожидая. Наконец, со стороны Прешова показалась толпа, что-то около тысячи человек. Впереди шли несколько девушек с плакатами: «Оккупанты, уходите домой! Вы нас предали!», «Позор захватчикам!». Зрелище было жутковатое – толпа шла молча… Мы быстро заняли свои места в танках, получив приказ не поддаваться на провокации. Молчащая толпа прошла в одну сторону вдоль колонны, потом повернула – и так несколько раз. Комбату надоела эта молчаливая демонстрация, и он приказал четырем экипажам снять запасные траки с корпусов и положить их поперек шоссе. Остановившись перед этими безобидными траками, толпа замерла, и вскоре рассосалась.

Наутро второй батальон получил приказ вернуться в Михайловце. С другой стороны в Прешов входил первый батальон нашего полка. Через пару недель все три наши батальона собрались на поле близ Михайловце. В Прешове остался комендантский взвод для охраны военной комендатуры.

Небольшое подразделение связи, с подобным заданием, было отправлено и в Михайловце. Выставив  по углам поля танки боевого охранения, подогнав бэтээры разведроты, мы начали свое полуторамесячное палаточное житье-бытье на чехословацкой земле. Первый этап ввода войск завершился.

Без потерь.

ПослесловиеЯ не историк, я участник тех уже далеких событий. И когда мне говорят: «Ввод войск был ошибкой!», я предлагаю рассмотреть данный вопрос в разных аспектах. Например, в военном…

Посмотрите на карту Европы! Выпав из военно-политического союза, Чехословакия разделила бы страны Варшавского договора: Польшу и ГДР – на севере, Болгарию, Румынию и Венгрию – на юге. В случае вполне вероятного на тот момент военного конфликта войска НАТО, будь они в Чехословакии, получили бы возможность ведения боевых действий во всех расходящихся направлениях.

Советское руководство, естественно, и мысли не допускало о таком развитии событий – ведь они бы привели к кардинальному изменению геостратегической ситуации в Европе в результате ревизии итогов Второй Мировой войны, пересмотра соглашений, подписанных в Ялте и в Потсдаме.

Руководство страны, Варшавского договора в целом, приняло упреждающее решение, возможно, на считанные часы опередив НАТО. При этом не надо забывать, Варшавский блок действовал в полном соответствии с подписанными ранее, в том числе и Чехословакией, международными договорами.

Аспект экономический. ЧССР, являясь членом СЭВ, была частью сложного механизма социалистической экономической интеграции. Кооперационные связи стран Восточного блока были настолько тесны и глубоки, что их кардинальное нарушение привело бы к катастрофическим последствиям для каждой из них, в т.ч., и для Чехословакии.

Аспект политический.   В условиях набиравшей обороты «холодной войны», противостояние двух общественных лагерей могло быть устойчивым только при сохранении уже сформировавшихся политических систем. Конечно, советское руководство предполагало негативный общественный резонанс от ввода войск и в самой Чехословакии, и во всем мире. Но господствовавшая на тот момент идеология интернационализма не допускала иного толкования вопросов взаимопомощи социалистических стран, поскольку любое другое решение могло бы привести к распаду Восточного блока, а тогда это вряд ли обошлось без военных действий со стороны ядерных держав. И вряд ли бы в этом случае дело обошлось только Т-52 и «Леопардами»…И вот мой субъективный вывод: Советское военно-политическое руководство, основывая свои действия на юридически оформленных решениях, не могло, на тот момент, поступить иначе. В основе его решения о вводе войск Варшавского договора лежали соображения о единстве социалистического лагеря, о необходимости защищать этот лагерь всеми доступными средствами, включая военные.

Геннадий Гладышев, оператор Иркутского алюминиевого завода

И еще несколько слов от редактора:Понимало ли это, и главное — Советский Союз пойдет на все в случае угрозы Варшавскому договору —  тогдашнее чехословацкая партийная верхушка, экзальтированная буржуазная интеллигенция, завладевшая национальными, в т.ч. государственными, СМИ? Не знаю, наверное «да».

 Но точно известно то, что тогда полностью отдавал себе отчет в последствиях насильного разрыва с социалистической системой генерал Людвиг Свобода, не понаслышке знающий не только военный потенциал СССР и его союзников, но и способность тогдашнего руководства КПСС (Брежнев, особенно – Шелест, Суслов, да и другие не лучше…

) пойти на самые жестокие меры по сохранению социалистической системы.

Именно этим пониманием ситуации и объясняется тот факт, что Свобода предупредил возможность военного противостояния «ограниченного контингента» с чехословацкой армией, отдав последней соответствующие распоряжения, и тем самым сохранив свою страну для мирного «развода» на Чехию и Словакию, но уже двадцать с лишним лет спустя.

Именно он, как никто другой, понимал, что долгожданная «пражская весна» пришла слишком рано – тогда, когда для нее еще не созрели условия. Более того, ее несвоевременный приход повлек за собой «заморозки» в Советском Союзе (где, боясь заразительного примера Чехословакии, власть начала серьезно «закручивать гайки»), да и в других соцстранах, например, в ГДР, тоже…

Читайте также:  Военная часть 16871 в сибирцево приморского края: последние новости о в/ч, отзывы, адрес

Попытки искусственно «пришпорить» процесс «демократизации» (которая, на самом деле, прикрывает конкретные экономические и политические интересы конкретной страны) сорок лет назад в Чехословакии, а сегодня в Ираке, на Украине, в Грузии, в Средней Азии, в Белоруссии и т.д.

, оборачиваются человеческими жизнями и трагедиями, утратой пусть и относительной, но стабильности в странах, куда добрались «демократизаторы».

Страшно представить, чем обернется для мирового сообщества такая «демократизация», например, Китая (если США и их сообщники, не дай бог, добьются своих целей и здесь) – развалом страны, «цунами» от которого в виде сотен миллионов беженцев сметет все границы на север, на восток, да и на Запад тоже… Или Америка надеется отсидеться за океаном, а потом пожинать плоды развала Старого света?!.

.Сегодня, в день печального «юбилея», западные СМИ буквально взорвались публикациями на тему ввода войск в Чехословакию в 1968 году. Редко какая статья обходится без сравнения ситуации в ЧССР сорок лет назад с Грузией в августе 2008-го. В этом гвалте практически не слышно тех, кто пытается трезво напомнить — и тогда, и сегодня ввод советских/российских войск в соседние страны (впрочем, и в Афганистан тоже…) был спровоцирован теми, кто и сегодня изо всех сил пытаются предстать белыми и пушистыми поборниками демократии.  Нужна ли такая демократия, если она неизбежно тащит на хвосте человеческие жертвы и страдания? Не слышат даже президента Чехии Вацлава Клауса, настойчиво предлагающего не путать события 1968 года в Чехословакии с грузинской авантюрой августа 2008 г., которая за два-три дня унесла многократно больше жизней, чем за весь период пребывания советского «ограниченного контингента» в Чехословакии…

И тем ни менее, хочется надеяться, что руководство России в своих амбициозных планах возвращения сферы влияния и  авторитета нашей страны будет избирать, в отличие от США, эволюционный путь, учитывая, в т.ч., и опыт 1968 года.

Через двадцать с небольшим лет, в ноябре 1989 года, я был свидетелем «бархатной революции» в Чехословакии. Тогда обошлось практически без крови, без танков, без вмешательства извне. За все мои 15 поездок в эту страну мне никто ни разу не припомнил события 1968 года, никто не высказал неприязни, узнав, что я русский. Память о 45-м годе оказалась сильнее, чем о 1968-м…

На чердаке дома по ул. Мостецкой (где я жил, приезжая в Прагу) я случайно нашел спрятанный сверток с газетами и журналами от августа 1968 года… Каюсь, вытащил оттуда кое-что – пару газет, журнал с фотографиями — «Pravda vitezi», «Svet v obrazech». Вот и пригодились…

Спасибо и Геннадию Петровичу Гладышеву за предоставленные фотографии времен чехословацкого кризиса, за его воспоминания.

Владимир Бережных, редактор журнала «Прибайкалье»

Источник: http://www.pribaikal.ru/obl-events/article/2104.html

Иркутско-Пинская дивизия

55-я гвардейская стрелковая Иркутско-Пинская ордена Ленина, ордена Октябрьской Революции, трижды Краснознамённая, ордена Суворова 2 степени дивизия имени Верховного Совета РСФСР — одно из самых прославленных соединений Вооруженных сил СССР.

Принимала участие в Гражданской и Великой Отечественной войнах.

Сформирована в 1918 как Западная стрелковая дивизия, с 11 ноября 1918 — 30-я дивизия, с декабря 1920 — Иркутская, с июля 1944 — Иркутско-Пинская.  После распада СССР прекратила своё существование.

 Правопреемником Иркутско-Пинской дивизии является 30-й гвардейский отдельный механизированный батальон 19-й гвардейской отдельной механизированной Николаевско-Будапештской Краснознаменной, ордена Суворова II степени бригады Белорусских Вооруженных Сил.

Иркутско-Пинская дивизия: энциклопедическая справка

Сформирована 28 июля 1918, как Западная стрелковая дивизия из отрядов 3-й армии, действовавших на красноуфимском направлении. С 25 августа именовалась 4-й Уральской стрелковой, с 11 ноября – 30-й стрелковой.

В 1919 дивизия сражалась у Оханска (февраль-апрель), на реке Кильмезь (май-июнь), участвовала в Пермской (июнь), Екатеринбургской (июль), Петропавловской (август-ноябрь), Омской (ноябрь), Новониколаевской (ноябрь-декабрь) операциях, взяла Колывань и Томск.

7 января 1920 вступила в Красноярск, затем вела бои против Чехословацкого корпуса вдоль Транссиба. Дивизия во главе с А. Я. Лапиным первой из регулярных соединений Красной армии 7 марта 1920 вступила в Иркутск.

За поход от Омска до Иркутска и разгром белых у Ачинска и Красноярска 10 апреля 1920 награждена Почетным революционным Красным знаменем ВЦИК.

Летом 1920 дивизия была переброшена в Бурятию, а в сентябре – на Южный фронт на борьбу с Врангелем. Ее бойцы под началом И. К.

Грязнова овладели Мелитополем, а в ноябре 1920 отличились при штурме укрепленных позиций в районе Сальково и Чонгарского полуострова, преследовали белых в Крыму.

Затем до марта 1921 дивизия сражалась с отрядами Н. И. Махно. Вообще же борьбу с повстанцами дивизия вела все 1920-е. 

По ходатайству жителей Иркутской губернии и приказу Реввоенсовета республики дивизия 13 декабря 1920 удостоена почетного наименования «Иркутская». Летом 1921 соединение наградили орденом Красного Знамени и орденом Трудового Красного знамени Украинской ССР с присвоением имени ВЦИК.

В 1921–1940 дивизия дислоцировалась в городах Екатеринослав (с 1926 г. Днепропетровск), Запорожье и Павлоград.

27 февраля 1934 награждена орденом Ленина за трудовой вклад в развитии металлургии и строительство Днепрогэса, за «выдающиеся заслуги в период посевных и уборочных кампаний». Хлебозаготовки стали одной из причин массового голода 1932–1933. С 1938 в названии «имени ВЦИК» заменено на «имени Верховного Совета РСФСР», а дивизия из территориальной стала кадровой.

В 1939 30-я дивизия из стрелковой переформирована в горнострелковую, а на ее базе развернуты 132-я и 176-я стрелковые дивизии. В мае 1941 30-я Иркутская горнострелковая дивизия была переброшена в Молдавию. В ее состав входили 35-й, 71-й и 256-й горнострелковые, 59-й легкий и 121-й гаубичный артиллерийские полки. Штаб дивизии располагался в Рыбнице.

22 июня 1941 дивизия приняла бой у местечка Скуляны, где противник форсировал реку Прут. Последовали напряженные бои и отход на рубеж Внишора-Герман-Петрештипри, а затем Поповка-Липованка. К 7 июля потеряла до двух третей личного состава и выведена в резерв. Ее командир генерал-майор С.Г. Галактионов за сдачу г.

Бельцы отстранен от командования, трибунал Южного фронта 21 июля приговорил его к расстрелу «за бездействие, развал управления и самовольное оставление позиций». Напротив, за летние бои 1941 командиру 256-го полка полковнику Георгию Александровичу Сафонову в марте 1942 присвоено звание Героя Советского Союза.

 30-я горнострелковая дивизия отошла за Днестр, затем за Южный Буг, а 25 августа переформирована в стрелковую. В ноябре 1941 под началом генерал-майора М.Д. Гончарова 10 дней вела бои в окружении, но, пройдя 250 км, вышла к своим севернее Ростова. Затем действовала на реке Миус, в июле-августе 1942 во главе с полковником Б.Н.

Аршинцевым отходила на Кавказ, участвовала в оставлении Краснодара и в Туапсинской оборонительной операции. В сентябре-октябре удерживает рубежи у реки Каверзе, прикрывая Хребтовый перевал.

 Посмертно героями Советского Союза стали политруки Григорий Иванович Гардеман и Александр Поликарпович Кириченко, старший сержант Герасим Евсеевич Кучерявый, лейтенант Владимир Венедиктович Есауленко. Немецкий генерал Хейнциус писал о 30-й дивизии:

«Адская артиллерия и похожие на дьяволов солдаты четырежды награжденной орденами дивизии непреоборимы». 

18 декабря 1942 30-я Иркутская стрелковая дивизия была преобразована в 55-ю гвардейскую стрелковую дивизию. В нее входили 164-й, 166-й, 168-й гвардейские стрелковые и 12-й гвардейский артиллерийский полки.  С января 1943 дивизия наступает по Кубанской равнине, освободив семь станиц и форсировав реку Афипс.

В мае атаковала «Голубую линию», захватила и удержала высоту 121,4. В сентябре участвует в освобождении Новороссийска, за что первой из Советских соединений награждается орденом Суворова 2-й степени. Затем прорыв «Голубой линии» и окончательное очищение Тамани от немцев.

В ночь на 4 ноября высадилась в Крыму в районе Еникале, Камыш-Бурун, составляя второй эшелон главных сил. Три месяца дивизия вела бои за удержание и расширение плацдарма. За продвижение на 12 км генерал-майору Б.Н. Аршинцеву присвоено звание Героя Советского Союза, 14 декабря он возглавил 11-й гвардейский стрелковый корпус, а 15 января 1944 погиб.

Поселок Камыш-Бурун в мае 1948 переименован в Аршинцево. За время боев в Крыму еще 7 воинов дивизии стали Героями Советского Союза:

  1. Константин Савельевич Алексеенко,

  2. Леонтий Анисифорович Бутков,

  3. Бекир Дурсун-оглы Мустафаев,

  4. Александр Яковлевич Пригара,

  5. Федор Иванович Серебряков,

  6. Владимир Васильевич Тружников,

  7. Сапермат Ходжаев. 

3 февраля 1944 дивизия была вывезена в район Ейска на многомесячный отдых и пополнение. Затем переброшена в район станции Клинцы Брянской области. С марта 1944 и до конца войны ее командиром был генерал-майор А. П. Турчинский. 16 мая 1944 он стал Героем Советского Союза. В июне делегация 55-й гвардейской Иркутской дивизии посетила Иркутск и Черемхово. 

С 24 июня 1944 дивизия в составе 28-й армии участвует в Белорусской наступательной операции: прорывает немецкие позиции у села Пружинищиюжнее Бобруйска, форсирует реку Птичь, наступает по Брестской области на запад, а затем на юг.

Преодолев Пинские болота и форсировав реку Ясельда 14 июля, во взаимодействии с 12-й гвардейской стрелковой дивизией, освобождает Пинск. Отныне она будет именоваться Иркутско-Пинской. Затем участвует в освобождении Бреста.

За бои в Белоруссии звание Героя Советского Союза получили: Джамил Мамед-оглы Ахмедов, Иван Трофимович Малка, Петр Сергеевич Жуков, Тихон Игнатьевич Калинин, Василий Михайлович Литвинов, Георгий Дорофеевич Лопатин, Сергей Демьянович Роман, в Польше – Василий Иванович Загороднев.

 Дивизия ведет бои в Польше на реке Нарев, затем совершает 250-км марш на северо-восток, в Литву. Отсюда с 21 октября наступает на Восточную Пруссию, 23 октября овладела Гросс-Тракененом (ныне Ясная Поляна) и вышла на рубеж Гуддин-Ионошталь, что позволило 25 октября соседним частям взять Шталлупенен (ныне Нестеров).

27 октября 1944 советские войска перешли к обороне. 13 января 1945 168-й гвардейский полк дивизии захватил Гумбиннен (ныне Гусев), за что назван Гумбинненским. Затем дивизия вела бои за Хейльсбергский укрепленный район, овладела памятными по сражениям 1807 городами Фридланд (ныне Правдинск) и Прейсиш-Эйлау (Багратионовск).

30 марта начался 900-км марш на Берлинское направление.

С 16 апреля наступала на Берлин с юга через Цоссен, с 24 апреля штурмовала Берлин: вела бои в Шарлоттенбурге, лесном массиве Берлинер-Грюневальд-Штадгфорст-Штразов.

Затем содействовала освобождению Праги, заняв Левальде и выйдя в район Цвикова. До 15 мая пленяла отдельные группы немецких солдат. За бои в Германии Героями Советского Союза стали:

  1. Федор Михайлович Иванов,

  2. Павел Сергеевич Корчмарюк,

  3. Шабса Менделеевич Машкауцан,

  4. Дмитрий Георгиевич Сергиенков.   

Полное название по окончании Великой Отечественной войн – 55-я гвардейская стрелковая Иркутско-Пинская ордена Ленина, трижды Краснознаменная, ордена Суворова 2 степени дивизия им. Верховного Совета РСФСР.

Звание Героя Советского союза получили 25 воинов дивизии (в т.ч. 1 генерал, 11 офицеров и 2 политрука), ордена и медали – 22100. К июню 1945 дивизия выведена в Белоруссию.

Связь дивизии и Иркутска не прерывалась. В сентябре и декабре 1945 город посетили представители соединения, а делегации горожан побывала в подшефной дивизии в ноябре 1945 и ноябре 1948. Первый раз Иркутск делегировал партийного работника П. И. Кислова, историка Ф. А. Кудрявцева, актрису Г. А. Крамову, железнодорожника Н. Слайковского, работниц завода им. Куйбышева Е.

Тюрневу и А. Кувшинову. Призывники из Иркутской области направлялись на службу в дивизию, размещавшуюся в Гродно. Весной 1957 она из стрелковой переформирована в мотострелковую. В ноябре 1964 «в целях сохранения боевых традиций» 55-й дивизии возвращен 30-й номер с сохранением остального названия.

 В октябре 1968 дивизия введена в Чехословакию и включена в состав Центральной группы войск. Штаб размещался в Зволене, а части еще в 9 гарнизонах на территории Словакии. В 1978 дивизия награждена орденом Октябрьской революции, став шестиорденоносной. В октябре 1990 выведена в Минскую область Белоруссии: поселки Марьина Горка и Уречье, город Слуцк.

В составе Вооруженных сил Беларуси была переформирована в бригаду, затем – в базу хранения вооружения и техники.

Иркутск. Историко-краеведческий словарь. — Иркутск : Сиб. книга, 2011

Подчинение в годы Великой Отечественной войны

  1. Закавказский фронт, Черноморская группа войск, 56-я армия — на 01.01.1943.

Источник: http://irkipedia.ru/node/3580/talk

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector